Персона Александр Чамовских: Перфекционизм в каждой детали

Александр Чамовских: Перфекционизм в каждой детали

- Реклама -

Волшебный блеск драгоценных камней, переливающаяся палитра разных цветов и  непревзойденное мастерство огранки – всё это описывает всю тонкость и красоту ювелирного дела. Над этим господствует уверенный и стремящийся к совершенству Александр Чамовских – председатель ассоциации «Гильдии Ювелиров Урала», владелец ювелирного холдинга JFCarat и бренда CHAMOVSKIKH.

Александр Иванович неоднократно принимал участие и становился свидетелем в создании шедевров ювелирного искусства, а также вместе со своей компанией смог выйти на международный уровень, тем самым составив мощную конкуренцию ведущим зарубежным ювелирным брендам.

Александр Иванович, расскажите о первых шагах вашей предпринимательской деятельности, с чего все началось?

Семья задает ребенку тот вектор, который делает его дальнейший путь осмысленным, определяет всю его дальнейшую жизнь. Наверное, мне очень повезло, я родился в семье настоящих тружеников, таких людей сегодня называют трудоголики. Отец с матерью всю свою трудовую жизнь отдали  Уральскому заводу гражданской авиации. Отец работал главным механиком-испытателем, мать сегодня — на пенсии, но продолжает там трудиться в качестве котроллера, испытывает двигатели для вертолётов МИ-8. . Бабушка была педагогом, методистом садика, а дедушка был отличным столяром.

Я в школе был постоянным участником всевозможных межрайонных, городских конкурсов «Мастер золотые руки», не раз был награжден медалями разного достоинства. Про меня говорили: «У этого парня руки растут, откуда надо». И неудивительно, уже в 12 лет начал заниматься предпринимательством. Тогда вместе со сверстниками организовали небольшое мебельное производство, прямо на приусадебном участке нашего частного дома.  Материалы для мебели закупали везде, где только можно. Например, родная тётя, узнав про мою коммерцию, присылала барбаканы, гобелен посылками из Харькова, обрезки бруса приобретали на деревообрабатывающих комбинатах. Весь произведенный товар  привозили в магазин «Кедр», но не успевали выложить на прилавок, как весь его разбирали. Настолько хорошо он пользовался спросом. Вот так я заработал свои первые деньги.

А что вас подтолкнуло к занятию именно мебельным бизнесом?

Вероятно, решающую роль здесь сыграло то, что мой дедушка – Александр Иванович Чамовских, как видите,  полный тёзка, был мебельщиком. Я очень вдохновился его красивой и неторопливой работой. Вообще, он для меня всегда был в жизни непререкаемым авторитетом, по-иному и не могло быть, он участник Великой Отечественной войны, брал Берлин. Вероятно, не простая судьба, военные огни-пожарища закалили характер деда, его спокойствие, самообладание и полный контроль над ситуацией поражали всех,  в том числе, конечно,  и меня. Надеюсь, эти качества передались мне, сегодня ко всем своим  делам стараюсь подходить с холодной головой, спокойно, основательно и рассудительно.

Судя по всему, — это был ваш первый опыт в бизнесе, как дальше развивались события?

В 16 лет  принял решение открыть по производство безалкогольных напитков. Закупив польскую линию разлива безалкогольных напитков, мы установили её на артезианскую скважину, которая находилась на турбазе «Хрустальная». Уверяю вас, что тогда я делал самую вкусную газировку на Урале, потому что тщательно относился к выбору вкусовых ингредиентов. С ног сбился, искал сахарозаменители, сахарозы, вкусовые добавки, остановился на немецкой продукции идентичной натуральной. Мне показывали, как они ее делают, например, зелёный цвет добывали из панцирей черепашек, которых специально для этого выращивают. Очень требовательно отнесся к внешнему виду самой бутылки, вплоть до бронзового цвета этикетки, тщательно прорабатывал каждую деталь своего товара. Специально выехал за границу — в Дубаи, из Арабских Эмиратов  привез много разной техники и бутылок, потом заказал  на местном заводе пресс-форму, подобрал европейскую бутылку и добавил свои логотипы. Наше предприятие «Ключи» впервые познакомило уральцев с такими потрясающими напитками как Кампари Сода с брусничным вкусом, газировка со сливочным вкусом. В летний период разливной цех работал без перебоя, круглосуточно,  и фуры стояли в очередь под загрузку.

Однако предпринимательские опыты не помешали мне получить диплом Екатеринбургского радиотехнического техникума им. А. Попова по специальности «бухгалтер-экономист». Затем поступил в Уральскую государственную юридическую академию, но не стал её заканчивать, наверное, предпринимательская жилка взяла вверх, решил полностью посвятить себя ювелирному бизнесу.

И с чего началась ваша карьера в столь уникальной сфере как ювелирная отрасль?

Как это часто бывает, всему виной оказался его величество случай. Я очень рано познакомился со своей женой Анной, до сих пор живу с ней в любви и согласии, она закончила факультет иностранных языков Уральского государственного педагогического университета. Как-то решил  сделать ей подарок в виде кольца и обратился к местному ювелиру. Он оказался интересным собеседником, знатоком своего дела, за время разговора сумел меня заинтересовать и убедить заняться ювелирным бизнесом. Кроме того,  муж  подруги моей жены, как выяснилось, тоже занимался «ювелиркой». Поначалу мы работали с ним вместе, но уже через какое-то время я стал самостоятельно заказывать товар из Турции, а позже  занялся производством ювелирных изделий.

В 1996 году я с единомышленниками открыл первый ювелирный салон в Екатеринбурге, в 1998 году — второй салон, начали продавать ювелирные украшения в основном российского производства, нашими поставщиками были предприятия «Ювелиры Урала», «Адамас», «Эстет». И когда мы получали от этих фабрик ювелирную продукцию, то мы понимали, что она постоянно не соответствует нашим ожиданиям.

И уже  в 2000 году запустил свое первое ювелирное производство. С самого начала установил для себя самую высокую планку, стал искать лучшее оборудование, в этот момент это были японские печи из суи. Причём меня спрашивали мои коллеги: «Зачем такое дорогое оборудование, когда можно купить немецкие аналоги в два раза дешевле?». Отвечал, что нам это нужно «на вырост», как сказал В. В. Путин, когда его спросили о том, зачем нам такой большой аэропорт во Владивостоке. То есть с первых дней моей стратегией  стала работа на перспективу. Думаю, что поставленной изначально цели я добился. Например, на прошлой неделе мы выпустили украшение из платины на оборудовании, которое до этого напряженно искали два года. Оно позволяет отливать платину с учетом наших требований и ожиданий качества литья, потому что с платиной чрезвычайно трудно работать,  металл очень тугоплавкий. Если для золота достаточно 900 градусов, то для платины необходимо 1200-1300.

Для создания бренда CHAMOVSKIKH вам потребовалось три года?

С того момента, как был организован холдинг JFCarat(ювелирная фабрика «Карат»), начали производить ювелирные украшения сначала с полудрагоценными камнями, позже — с бриллиантами. Надо отметить, в то время начался бум роста производств в России. Помимо фабрик, действующих еще с советских времен, которых можно пересчитать по пальцам, появилось большое количество частных предприятий. Основная их масса кроме нашего города приходилась на Москву, Санкт-Петербург, Кострому, Ростов. Тогда пришло понимание, что в условиях жесткой конкуренции необходимо найти свою нишу на этом рынке. Заявленная производственная стратегия — использование только высококачественных камней и сырья — не оставляла никакого выбора, им стал сегмент класса люкс (Luxury). Мы начали приобретать банковские слитки и обрабатывать их только  самыми лучшими лигатурами в мире, на тот момент это были итальянские образцы. Поясню, Чтобы придать золотым изделиям прочность и износоустойчивость, к жидкому золоту добавляется лигатура. Этим термином обозначается вспомогательный сплав из нескольких компонентов, предназначенный для введения в жидкий металл тугоплавких элементов. Самая распространённая лигатура для золота — это серебро и медь. Изначально всё золото жёлтое, мы делаем из него белое, лимонное, розовое золото, т.е. это всё путём лигатур.

Стали закупать и бриллианты с чистотой 1/1, 2/2, 3/3. Наши поставщики на сегодняшний день – это российские, израильские, бельгийские производители. Эксперты утверждают, что в России мы единственные, кто в больших объёмах закупает бриллианты с такими высокими характеристиками. Потому что даже те два крупных производства, которые открылись в Москве и Владивостоке,  95-99% алмазов, соответствующих коллекционным характеристикам, отправляют на биржу в Бельгию. Несколько процентов закупаем мы, и как они говорят, больше никто. Также, спустя какое-то время, начали плотно заниматься и цветными камнями — изумрудами, сапфирами и рубинами. Этот процесс  лично я контролирую, потому что никому не могу доверить искать камни, получать хорошие цены.

Уже к 2015 году, я понял, что мы можем дать фамилию CHAMOVSKIKH нашей премиальной линейке. Тогда эта тема стала чрезвычайно модной, владельцы производств стали присваивать брендам свои фамилии. Так, допустим, Диамант переименовался в Соколов, Ювелирный дом Екатеринбург — в Ювелирный дом Чуркина и Ройзмана, появился Ювелирный дом Тулупов, компания «Золото Эксклюзив» стала называться Natasha Libelle,  появились Михайлов, Мельников и тд.

Кого вы считает своим конкурентом среди региональных компаний?

Костромские компании считают нас своими конурентами, но они сегодня не могут создавать суперпремиальный продукт, я им об этом так и говорю. «Мастер бриллианты» и «Бриллианты Костромы» – два самых амбициозных предприятия по драгоценным камням — каждый раз обижаются, когда им дают второе место, а нам первое. Со мной общаются директора этих компаний, и я им объясняю: «Вы не можете передать плавность всех граней, провести качественную финишную обработку, установить идеальную закрепку, потому что на всём экономите». Хотя пытаются делать дорогой продукт, приобретают  камни с достаточно высокими характеристиками — 4/5, а то и 4/6, 5/6.

Они, допустим, свои изделия галтуют техническими средствами. Что это такое? Это полировка. В «стиральную машину» с барабаном, помещаются изделия вместе с перемолотым грецким орехом, и в течение суток идет процесс галтовки — большая экономия времени. А у нас изделия обрабатываются в ручную, нитками полируется каждый изгиб и угол. Более того, огромное внимание уделяется финишной доработке. На этом этапе трудится целый штат высококлассных сотрудников, которые в своей работе используют самое современное высокоточное оборудование, лазеры. Конечно, это очень дорогое удовольствие. Но оно того стоит.

Сегодня, спустя 20 лет,  бренд JFCaratявляется одним из ведущих, а главное высокотехнологичных производителей ювелирных украшений на территории России.  С какими трудностями вашей фирме пришлось столкнуться в период ее становления?

На рубеже 2008-2009 годов, как известно, страну потряс сильный экономический кризис. Он коснулся всех сфер и отраслей, а рынок ювелирных изделий пострадал более других. Покупательский спрос катастрофически упал даже на товары первой необходимости, не говоря уже об «ювелирке». Мои менеджеры по продажам начали бить тревогу — «ничего не продается». Такой ход событий меня не мог  устраивать, и я решил провести, как позже понял, очень удачный эксперимент. Обратился в авторитетную московскую консалтинговую кампанию и начал активно с ней сотрудничать. Ко мне приехали четыре сотрудника компании и в течение полугода выстроили  профессиональный отдел продаж, благодаря которому, буквально, за несколько месяцев было реализовано всё, что хранилось на складе, и даже пришлось расширять производство.

Из этого случая я сделал очень серьезный вывод, необходимо повышать квалификацию своих сотрудников. Теперь отправляю всех на учебу, сегодня для этого у нас  имеется определенная строка в  бюджете. Даже фотографы, дизайнеры, журналисты, юристы и бухгалтера проходят специальные курсы. Самое дорогое удовольствие, конечно, — это повышение квалификации для ювелиров. Буквально восемь месяцев назад, наши специалисты обучались у голландских ювелиров бренда «Graff». А именно этот бренд эксперты называют самым лучшим в мире.

Каким международным брендам вы отдаете предпочтение, на кого равняетесь?

Второе место я бы отдал Cartier и Langrif, для меня это эталон, с которого нужно брать пример, с них начиналась и развивалась ювелирная отрасль в мире. Замечательные изделия производят Dior, Louis Vuitton, но это сумочные компании, у них нет такой истории, как у Cartier и Langrif. Ювелирный дом «Graff» более молодой, но у него самые лучшие и дорогие камни,  украшения в мире. И мы следуем по тому же пути, не производим дешевый товар. Конечно, можем выполнить разовый  заказ для  нашего друга ювелирного дома, но не ставим на поток производство коммерческих изделий. Например, не позволим себе опуститься до работы с серебром.

Не каждая компания может выдержать выбранную стратегию. Так, ювелирный дом Tiffany нарушил свою вековую традицию, уронил свой бренд. Сейчас там производят изделия без камней и обычные шарики из серебра, маленькие колечки. Конечно, таким образом они расширили свою аудиторию, включили в нее молодежь. А вот De Beers — это один из лидеров по добыче, огранки алмазов — создал легенду, если вы дарите девушке кольцо с бриллиантом, то значит, ваши отношения будут хорошими, и вы всю жизнь проживёте долго и счастливо. Вот так они пропагандировали потребительский спрос на бриллианты.

Сотрудникам безумно повезло с вами. Есть еще какие-либо проекты, которые вы планируете реализовать?

Мы планируем снять демонстрационный фильм о нашей компании, но у нас в коллективе возникли небольшие разногласия по поводу, какой должен быть посыл сценария. Либо мы говорим обо всей компании в целом, либо обо мне, но при этом не персонализировано. Сами сотрудники настаивают на втором варианте, а я хочу, чтобы фильм рассказал о деятельности всей компании. Важно показать: как самозабвенно работают сотрудники, бурно и плодотворно проходит техсовет,  тщательно организуются и проводятся мероприятия по продвижению нашего бренда, как рождается в условиях мозгового штурма идея и воплощается в конкретное уникальное украшение. Всё это создаст положительный образ компании и откроет новые перспективы сотрудничества с нашими партнерами.

Сегодня не только мы, но и Гильдия ювелиров России, ювелирная отрасль всего мира задумываются над тем, что нужно как можно больше вкладывать средств в продвижение и рекламу ювелирной продукции. Сегодня население черпает больше негативной информации из СМИ — о засилье контрафакта, поделок.

Но ведь никто спорить не будет, что на рынке ювелирных украшений много недобросовестных производителей?

Конечно, об это надо говорить. На рынке много контрафакта, сейчас появились синтетические бриллианты, которые неспециалисту очень сложно распознать.  Думаю, что проблема спадёт на нет. Синтетические камни и так упали в цене, сегодня они в пять раз дешевле природных, хотя поначалу продавались по сравнимой цене. И те, кто вложился в их производство, наверняка,  поняли, что потеряли средства вложенные в этом бизнес.

Вы действительно можете гордиться работой своей команды, ведь вы являетесь многократными призёрами российских и международных ювелирных выставок. Расскажите о своих недавних победах?

Раньше наша компания принимала участие в десяти международных и всероссийских выставках, сейчас — в четырех-пяти, и практически везде берем либо первое место, либо гран-при. В этом году мы поднялись на первую ступень пьедестала со своим сетом «Виктория» в самой сложной номинации «Современный историзм».

В ноябре 2017 года стали лауреатами Всемирного конкурса ювелиров имени Карла Фаберже и получили весомую почетную награду – статуэтку с бюстом главы династии мастеров ювелирного искусства Карла Фаберже. Чуть ранее, в октябре, на самой крупной ювелирно-часовой выставке в Москве взяли гран-при за кольцо «София». Тогда все члены жюри проголосовали единогласно. Известный и влиятельный инсайдер Екатерина Перез отметила наше кольцо «София» в своём Instagram и собрала около 150 тысяч просмотров, тогда как другие её фото/видео отчеты насчитывают только 25 тысяч просмотров. Она даже приезжала к нам в Москву на выставку, чтобы лично познакомиться со мной и посмотреть нашу коллекцию Петергоф.Также Хилари Александр – обозреватель TheDailyTelegraph, которая сотрудничает с известными домами моды, и сама является дизайнером, включила в свой обзор наше изделие на этой выставке. Примечательно, что только наше украшение она выделила, не только из числа российских, а вообще из всех, представленных на выставке.

Помимо вашего известного кольца «София» у вас есть не менее потрясающая коллекция «Украшения императорских особ». И создавалась она не только вашими дизайнерами, но и вместе с русским и французским историком моды, искусствоведом, коллекционером Александром Васильевым. Как проходило ваше сотрудничество?

Прошлым летом мы презентовали нашим гостям новую историческую коллекцию — «Украшения императорских особ». Большую часть всё-таки привнёс Александр Васильев. Я также принимал участие, ездил в Талин, где познакомился с его коллекцией, выполненной из золота, бриллиантов и малахита. Кстати, сейчас малахит оказался очень востребованным и модным. Ведущие дома моды и ювелирные компании охотно выпускают ювелирные украшения из малахита.

Результаты вашего труда просто поражают, и кто как не вы можете возглавлять «Гильдию ювелиров Урала». Расскажите о том, как вы стали президентом НП?

Гильдия была создана достаточно давно, и первым ее директором был Юрий Николаевич Бырдин – генеральный директор компаении «Ювелиры Урала». С первых дней образования гильдия не вела особой активной деятельности, насчитывала не более 2-3 участников. Потом ее возглавил Вадим Евгеньевич Чуркин – гендиректор «Ювелирного Дома» в Екатеринбурге. Позже он был вынужден оставить свою должность и на его место был избран Андрей Андреевич Ялунин – директор «Ринго» и уже через два года избрали меня. Честно и ответственно проработав свой первый срок, был вновь переизбран, таким образом,  уже четыре года как являюсь председателем «Гильдии ювелиров Урала».

Для меня всегда важнее репутация, чем деньги. Вот если вы потеряли деньги, то их можно снова заработать, а если утратили репутацию, то жизни не хватит чтобы восстановить её заново. Поэтому очень важно не запятнать своё имя. Я также очень убежден, что нельзя допускать ошибок в бизнесе и жизни, потому что за эти ошибки придётся отвечать детям. Всё это в совокупности вызывает у меня высокий уровень ответственности к тому, что я делаю и к тем, кто, в первую очередь, окружает меня.

Email-рассылка

Новое

Сбербанк и Mail.ru Group договорились о стратегическом сотрудничестве

Сбербанк и Mail.ru Group договорились о стратегическом сотрудничестве, а также подписали обязывающие документы о партнерстве в сфере транспорта и...

Как бывший механик создал бизнес на $4 млн с помощью Kickstarter, смекалки и Ричарда Брэнсона

Главное, что раздражало механика ВВС США Тома Бердена в его работе, — постоянно соскальзывавшие с крыла инструменты. Он придумал...

«Очередная кредитка»: топ-менеджер Сбербанка оценил Apple Card

Apple Card — просто «очередная кредитная карта, у которой мало инновационных функций», заявил топ-менеджер Сбербанка Давид Рафаловский. Подобные финтех-проекты...
- Реклама -

Сбербанк запустил обслуживание корпоративных клиентов в WhatsApp

Сбербанк предложил своим корпоративным клиентам новый сервис — обслуживание в WhatsApp. Теперь предприниматели могут обмениваться с банком сообщениями для...

Создана Ассоциация развития возвратного лизинга

В России по инициативе ведущих участников отрасли создана Ассоциация развития возвратного лизинга (АРВЛ). В состав вошли 24 компании из...

Сейчас читают

О чем не сказал Путин: Россия избежала рецессии дорогой ценой

Президент России заявил на недавнем саммите БРИКС, что благодаря...

Календарь

Ноябрь 2019
Декабрь 2019
Событие не найдено!
- Реклама -
- Реклама -

В тему!
интересное для Вас